Секрет Феникса (sekret_feniksa) wrote,
Секрет Феникса
sekret_feniksa

Страшная история.

Если ты отказался от исполнения своей Большой Мечты, жизнь хотя бы однажды скажет тебе о том, что  ты сделал это зря.

          У Славы были синие глаза. Точнее – синие-синие. Как зимнее камчатское небо после пурги. Да собственно, почему были. Они есть такие.))) Синие, большие и добрые. Я их запомнила на всю жизнь, прямо все складочки и полосочки на радужной оболочке. Слава был инспектором в Налычево, читающие мой журнал уже с ним знакомы. Это он сидел на крыше и стучал ружьем по трубе, отгоняя медведя))) И эта история неожиданно тоже оказалась о нём. А так всё хорошо начиналось!
 
На буране
 Пришла зима. Лешка с Пампой сидели на центральной базе уже второй месяц. Пампа был лучшим Лёшкиным другом, потому и моим другом тоже, и, как бы не по той же причине, тоже стал инспектором в Налычево. Почему Пампа? Ну…  он был такой барон, Барон Фон Пампа. Так же как и Колдун (про которого уже я упоминала ранее). В общем толкинист, любитель ролевых игр с мечами, кольчугами, замками, колдунами и баронами))).  Замки и мечи ушли в прошлое, а имя осталось… Звали его Валерка. Но почему-то имя использовалось по своему назначению только при прямом обращении к нему, за глаза же,  он всегда и у всех был Пампой.
          Как это всегда случалось со мной, люто захотелось мне к Лёшке. Соскучилась до бессонницы и ненависти к окружающим берёзам. А в таких случаях выхода было два, умереть или оказаться в Налычево. Ну, конечно, второй вариант казался мне предпочтительней, что уж лукавить! Оказалось, что по Пампе, работающему в парке второй месяц, тоже скучала девица. Младшая его сестра, Василиса Прекрасная, или просто Васька. Ваське только исполнилось восемнадцать и ещё совсем неокрепшая девичья психика совершенно измучила Ваську тоской по любимому брату. НУ а вдвоём-то ведь и веселее в дороге, правда?
        Добрались мы с Васькой до Пиначево, крайнего в Парке кордона, расположенного в маленьком жилом посёлке, только часам к трем.  Лёша ждал нас на буране с нартами. Мы с Васькой закутались в свои шубы и сидели в нартах как боярыни, только иногда не по-боярски повизгивали, подпрыгивая на кочках. До Семёновского кордона добрались быстро и встретили там хмурого и на косом глазу Славу.
        «Пурга будет скоро! Нужно вам ехать, времени не терять. А, поеду-ка с вами, спокойнее так!» - сказал Слава, одевая куртку. Так мы и двинули на двух буранах с нартой в перевал.
        Без приключений добрались до Центральной базы уже в предсумерках. Сыпал весьма приличный снег. Начинало заметать. Времени до темноты оставалось в обрез и Слава с Лёшкой рванули на буранах за дровами, а мы с Васькой и Пампой взялись за разбор гостинцев… В такое время суток я стараюсь не садиться за руль. Когда ещё не сумерки, но уже нет солнечного света. Тогда ямки на дороге становятся невидимыми. А белоснежные барханы кажутся сплошной прямой равниной…. А если ещё и начинает заметать…
            Не прошло и 15 минут как распахнулась дверь, в домик ввалился Лёшка и заорал с порога: «Побежали!!!»
…. «Что случилось???».
«Пампа, пошли скорее! Славка губу отрезал!» - только и сказал Лёшка и хлопнул дверью с той стороны.
            Чего? Чего-чего? Мы бежали по сугробам и Лёшка сбивчиво нам рассказывал, что у Славы на ветроотбойном стекле отлетела резиночка, защищающая край… Давно уже… Что он ехал очень быстро и в сумерках не заметил складку местности и поехал так, будто там прямо, и влетел в кочку, удар был сильным, по инерции он ударился лицом о ветроотбойное стекло, а на нём нет этой долбанной резиночки. И стекло просто отрезало ему губу!
              Привезли Славу в инспекторский дом.
- Слав! Да ложись ты на кровать!  - Лёшку трясло. Славка делал храбрый вид и твердо убеждал нас, что с ним всё хорошо. И в первые минуты мы даже ему начали верить. Ну, порезал губу. Не отрезал))) Кровь сейчас смоем и всё… Но прямо за считанные минуты губа стала так отекать, что всё стало ясно. Порез пришелся ровно по кромке нижней губы. По всей длине от угла до угла. С одного края кусочек губы уныло болтался... Губки у Славы были пухлые, чувственные такие губки... Две штуки.
              Очень быстро мы узнали, что аптечки на базе нет. Нет бинтов, зеленки, даже самого элементарного. НИЧЕГО НЕТ. Кроме двухлитровой бутылки водки, которую мы привезли мужикам.
                Время шло. За окном начинало люто свистеть. Слава храбро доказывал всем, что у него полный порядок и он сегодня не пил, а мы смотрели на его надувающиеся губы и не знали что делать. А со Славиными тремя губами нужно что-то было делать. Ага, тремя. Потому что нижняя губа так опухла, что рана развернулась и превратила свои края в две самостоятельные губы просто гиганского размера! (Дамочки, раздувающие свои губы на пол-лица сдохли бы от зависти… )  Ну а сверху ещё как положено – верхняя. Зрелище было не для слабонервных. Стало совершенно ясно, что Славке нужна была срочная медицинская помощь, потому что Это нужно было шить. Иначе Слава будет всем красавцам фору давать на всю оставшуюся жизнь! Ситуация пугала своей безвыходностью.
                Ну, представьте. За окном метель. Мы в глухом лесу в 65 км от ближайшего малюсенького населенного пункта, причем между нами не только глухая ночь, лес, но  и нехилый перевал. А что творится на нём в такую метель, даже знать никому не нужно было.
Ни о какой поездке на буране, а тем более о вертолёте  речи быть не могло. Без вариантов.  Я вытащила Лёшу с Пампой и Васькой за дверь.
- Ребята, это нужно шить!
 - Чем, Юль? – Лёшку трясло. У меня даже зелёнки тут нет!
- Нет обезболивающего. Ничего нет!
-Бутылочка перекиси есть…
- Иголки?
-Нитки?
- Водка есть.
 -Бля…
- А шить кто будет?
- Я буду. – Сказал Лёшка.
          Зашли мы с траурными, но криво улыбающимися лицами. Славка понял, что ему пипец. И начал пытаться нам что-то сказать, но не смог. Губы его не слушались. Мы подвели его к зеркалу и глаза у него полезли на лоб…
- Ты девушек любишь? – спрашиваю его.
 -Угу, - кивал головой Славка.
- А кто тебя теперь захочет целовать?
Это был железный аргумент.  Железнее зеркала...
            Лёшка полез в стол. Долго там ковырялся и достал какую-то коробку со всяким барахлом.
            Я тем временем промывала рану перекисью.  Когда смылась кровь, стало ясно, что картина ещё ужаснее, чем казалась.  Он и правда отрезал себе губу. Она болталась лишь на тоооненькой внутренней слизистой, да и ту Слава местами прокомпостировал зубами при ударе. Это был просто какой-то кошмар.
            Рылись мальчишки в коробочке, рылись  и нашли там  четыре швейные иглы. Они были кошмарны даже на вид. Каждая из них была совсем не мелкой и посередине была побита ржавчиной. Слава заикал. Я сжала зубы.
- Но ведь не такими шьют иголками!
- А нитки? Нитки нужно ведь специальные!
          Нитки нашли. ХэБэ. Черные. И тут Лёша вспомнил про гидрологов. В двух километров от домика инспектора жили и трудились на благо науки гидрологи. Вася и Толик. Мальчишки рванули к ним. Два километра туда – два назад – сорок минут. У гидрологов не было ниток, иголок и аптечки. Зато у них завалялась открытая упаковка новокаина. шесть маленьких ампул 86 года выпуска, шприцы и два бинта…
          Пока ребята ездили, мы залили нитки водкой в стакане, как смогли, зачистили иголки и прокалили их над зажигалкой. Бросили тоже в водку. Я думала о враче. Сотовые телефоны в Налычево бесполезны. Была только связь по типу прием-прием по радиопередатчику. Но в пургу шансы дозвониться до города были минимальны. На экстренные телефоны звонок не проходил…   и тут я вспомнила о своей первой свекрови. Она ведь была врачом. Врачом-гинекологом. Звоню. И ррраз – соединение. Есть Бог на небе!
                 Описываю проблему. Подробно размер и подробности раны. Человек проснулся моментально.  Вердикт однозначный. «Юля! Вы должны шить!» Она четко рассказывает нам, как накладывать швы. Для меня было открытием, что каждый стежок делается отдельно и нитка обрезается.
                Беру новокаин. Рабочий ли он с двадцатилетним стажем? Набираю шприц, колю себе в кисть. Обезболивается слабо площадь всего 0,5х0,5 см…. Уууу. Мальчики все выглядят подозрительно плохо. Один синевой отдает, другой какой-то зеленоватый. Про Славку молчу. Он всё ещё верит в чудо. Например, что нам на голову сейчас рухнут тонны три кирпичей, а он останется цел и невредим.
- Вася, готовим перевязочный материал. – говорю я. Васька с готовностью бросилась нарезать бинты.
 Набрала пять шприцов с новокаином. Даю один Лёшке.
- На. Будем обкалывать губу по кругу.
            Он взял как-то странно. Двумя руками. Славка стал махать руками и мычать. Я взяла за одну руку, Пампа за другую. Леша взял шприц нормально и тут стало ясно всё. Он не может. Его рука так тряслась, что была угроза того, что ему не только под губу будет сложно попасть. Ему будет сложно попасть вообще в лицо! Я оглянулась. Увидела зелёное Лёшкино лицо. Пампу. Он держался за руку Славы, отвернулся, вжал голову в плечи и зажмурился изо всех сил!!! И это два здоровых бугая! А за Пампой стояла хрупкая Васька с русой косой... Немного напуганная, но готовая к бою.
 - Василис, ты как? – спросила я.
- Юль, я с тобой! – с готовностью ответила Василиса.
            Я взяла шприц в руки. Лёшка с готовностью прижал вторую Славкину руку к кровати и отвернулся.
- Ну что, друг, поехали? – сказала я Славке и подмигнула.
          За окном свистело и выло. Снег зарядами бил в окно. Лампочка под потолком горела тусклым желтым светом. И на меня смотрели большие, синие глаза. В них было так много всего. Страх, надежда, боль, раскаянье. Но страха было однозначно больше.
- Слав, не бойся, я любя.
          Он стойко выдержал уколы новокаина.«Ну как? Хоть немного обезболилось?» «У-у». Хм. Кольнула чуток.  «Ааа».
-Блин  , дайте ему водки что ли…
             Славка пил с благодарностью и надеждой. Надеждой на полный наркоз. Но стресс не позволил ему даже опьянеть по-человечески. Хотя он забулькал в себя два гранёных стакана подряд.
            Я взяла самую тонкую, меньше всего поврежденную иглу. «Юля, это лицо» - звучал в голове голос свекрови, - «Шить нужно аккуратно, максимально точно сопоставляя края!»  Ну, это я могу. Люблю корпеть над всякими штуками, творить чего-то. Я воткнула иглу. Раздался треск. Игла уперлась в свою поврежденную середину. Я тащила её со скрежетом сквозь губу, а синие, как камчатское небо после пурги глаза становились всё шире и шире. Игла вышла, Славка опал.  «Захватывай не близко к раю! Иначе нитка прорвет плоть. Затягивай туго…» Блин, ну тут же губа. Тут в принципе не близко тяжело…
-Славка, держись. Держись, мой хороший. Родной мой. А глаза какие синие у тебя. Будешь у меня красавчик. Сейчас соберем твои губки, будут краше прежнего!
            Василиса с четкостью подавала то ножницы, то нитку, то бинтик. А Лёшка с Пампой сидели не шевелясь, отвернувшись в разные стороны, Пампа зажмурился, а Лёшка смотрел в потолок. Их люто колотило.
Сложно было соединять точно. Местами губа была ровно отрезана, а местами порвана. Пришлось наложить пять швов. Сделать десять дырок. Каждый раз, когда я  со скрежетом протаскивала сквозь губу ржавую иглу, его глаза невероятно увеличивались в размерах. Я их запомнила на всю жизнь. Их цвет, все складочки и ниточки в радужке.Выражение, с каким он смотрел на меня. Он не пикнул ни разу. Всё. Дело было сделано. Славка смотрел на меня с восторгом и мукой. Я честно собой гордилась. Мальчишки побежали курить.
-Всё-таки женщина – это сила! – сказала Василиса и села рядом.
            Мы налили Славе ещё стакан. Полили рану водкой, наложили повязку, забинтовав ему пол лица))). И он потихоньку уснул. Оставшиеся чуть больше литра мы молча выпили в гостевом домике. Никто не опьянел ни на грамм и грустные, мы разбрелись по кроватям.
            Я легла  и подумала, что всё-таки жаль, что не стала исполнять свою мечту детства. А мечтала я стать хирургом))) сильно, кстати, мечтала…
            На следующий день метель стихла,  Славу отвезли в Елизово в травмпункт. Где врач строго спросил о том, кто накладывал швы.
 - Я,- с готовностью получить разгоняй, сказал Лёшка.
- Молодец! Швы наложил профессионально! – сказал ему врач.
            Врач прописал Славе антибиотики и отпустил восвояси на домашнее лечение. Когда швы сняли – шрам оказался практически незаметной тонкой линией прямо под губой. За легкой Славкиной небритостью и не видно)))
Tags: До, Камчатка, кошмар, приключения и путешествия
Subscribe
Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments